новости | мониторинг | пресса | события | афиша | киноданные | видео | киносценарии | подписка | ссылки

 
Novosti
Monitoring
Pressa
Sobitiya
Afisha
Kinodannie
Video
KinoScenarii
Podpiska
Ssilki

Zhurnal.Ru

design by pd





редакция
реклама

о проекте


© 1998-2000

auto | koi8 | iso | alt | mac | translit


Интервью с Юрием Кузиным


С 12 по 23 мая во Франции проходит Каннский кинофестиваль. От России в Канн поехало три картины: грандиозный "Сибирский цирюльник" Никиты Михалкова для внеконкурсного показа на открытии, полнометражный фильм "Молох" Александра Сокурова по сценарию Юрия Арабова для участия в основном конкурсе и короткометражный дебютный фильм "Левша" Юрия Кузина для конкурсного показа в программе "Cinefoundation".

Программа "Cinefoundation" существует уже второй год. Её цель - поддержать молодые таланты. Три лауреата получат гранты для работы над новыми проектами, а главному победителю Канн обещает приглашение его будущего фильма в одну из своих программ. В этом году для участия в программе отобрано 20 фильмов из 20 стран. Рекомендуем не пропустить показ фильма "Левша", который состоится 21 мая в 11 утра во дворце Фестивалей, дипломатический зал.

Предлагаем вашему вниманию размышления Юрия Кузина о ситуации вокруг его фильма накануне поездки в Канн: "На Каннском фестивале в этом году от России будут участвовать два фильма: "Молох" Сокурова и мой "Левша". Оба на немецком языке, оба о Гитлере.

Берлинский фестиваль, также отобравший эти фильмы, затем изменил своё мнение и не пригласил их вовсе, ссылаясь на сложное положение в связи с возрождающимися в Германии нацистскими настроениями. Но у нас в России возникла интрига иного свойства. Юрий Николаевич Арабов - сценарист "Молоха" посеял в общественном мнении слух, что первенство затрагивании темы Гитлера принадлежит ему, а Кузин, якобы воспользовался его идеями, а затем перенес их на экран. При этом в вину мне ставится то обстоятельство, что я присутствовал на лекции Арабова, посвященной разбору книги Эриха Фромма "Анатомия человеческой деструктивности", одна из глав которой посвящена Адольфу Гитлеру.

Этим самым Юрий Николаевич отказывает мне в самостоятельности трактовки образа Гитлера, отводя мне лишь роль своего эпигона.

На самом деле все было иначе. Изучив книгу Фромма, я решид делать фильм о детстве Гитлера, о чём поставил в известность Арабова: рассказал идею фильма, показал декорации, познакомил с мальчиком - исполнителем главной роли. На что Юрий Николаевич снисходительно улыбнулся, мол "правильной дорогой идете товарищи". Но неожиданно я узнал, что сам Арабов вместе с Сокуровым делают фильм о Гитлере и Еве Браун, что естественно вызвало у меня чувство удивления, поскольку человек смеявшийся над моими Фрейдистско-Фроммовскими штудиями сам оказался им подвержен.

Мы мирно уживались до тех пор пока Берлинский фестиваль в лице Ханса Шлегеля - официального отборщика не предложил моей картине участие в конкурсе. Арабов, узнав об этом больше не относился ко мне отечески-снисходительно, а напротив занял позицию конкурента, который во что бы то ни стало должен потеснить меня на рынке. В ход были пущены самые неправдоподобные измышления, что Кузин де украл героя и проталкивал свою короткометражку, чтобы отхватить лавры ему совсем не причитающиеся.

Вся эта ситуация - ни что иное, как борьба узкоцеховых интересов. Совпадение же тем и героев обоих фильмов вызвано скорее потребностью времени, теми напряжениями в тектонических слоях истории и повседневности, которые вытаскивают наружу деструктивные личности такие как Гитлер, Саддам Хусейн, Милошевич, а с другой стороны сам дискурс (сумма приемов и способов ведения рассказа) постмодернистской культуры предлагает схожие эстетические решения, такие как имперский стиль, имперский язык (немецкий), имперскую идеологию. В этом смысле совпадение героев должно восприниматься не в терминах закулисной возни ("кто у кого что украл"), а в контексте всеобщих ожиданий, порождающих такие параллельные процессы во всей кинокультуре 20 века, как: неореализм, новая волна и "Догма"-95 Ларса фон Триера.

На самом деле фильмы "Молох" и "Левша" совершенно различны по сюжету, по подходу к герою, по философии. У Арабова с Сокуровым взят последний год жизни Гитлера. Сам он - не привлекательный персонаж, не способный к любви, состраданию и все попытки Евы Браун очеловечить его терпят неудачу, все это не идет дальше традиционного взгляда на Гитлера.

Я же принципиально отошел от этой схемы и защищаю Гитлера, выступая в роли адвоката Дьявола, и для пущего сочувствия представляю Адольфа ребенком, спекулируя на архетипах детства. Для чего это нужно? Зло на мой взгляд не высказано. Нас устраивает его косноязычие, нас не интересуют его аргументы. Поэтому мы так бессильны перед ним. Став же "адвокатом дъявола", художник дает миру шанс увидеть оборотную сторону зла, без которой невозможно понять его в полном объеме."

Беседовал и записал Борис Омельницкий 13 мая 1999 года.

P.S. Юрий обещал после возвращения из Канна рассказать о своих впечатлениях и конкурсе, а также ответить на вопросы читателей КиноИзма.

Юрий Кузин

Ссылки:
"Левша", статья Ольги Божко на КиноИзме,
Официальный сайт фестиваля в Каннах,
О фильме и режиссере на канском официальном сайте

 
  


ОГИ | Звуки.ру | Полит.ру | WEB-мастерская | Непогода | Net Art | Словесность | Хиромант онлайн | Хокку | КиноИзм | Онейрократия | ДетСеть | Вопрос дня | Поиск | Книга отзывов | ZR-index

[an error occurred while processing the directive]

оптимизировано под 640x480 и выше, 16 бит
рекомендуем Netscape 4.5 или MS Internet Explorer 4.0