[an error occurred while processing the directive]
auto | koi8 | iso | alt | mac | translit

Н Е П О Г О Д А

Искусственная обезьяна, искусственный человек и интеллект

Письмо Сергею Дацюку в связи с его работами "ИНТЕРАКТИВНАЯ ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ АВТОРА" и "Печатная машинка и обезьяна".

Печатные пряники делались пару веков назад с помощью досок, на которых вырезали рисунок и текст. Пряник с текстом ценился (стоил) выше, чем такой же по вкусу и размеру, но без текста. Существуют доски-формы с псевдотекстом, чем-то похожим на слова, но все же бессмысленным. Зачем и почему? Ответ: эти пряники делали неграмотные мастера для неграмотных покупателей.

Усовершенствуем обезьяну и печатную машинку

Первое усовершенствование.Обезьяна проста, но бесконечно производительна (реально >> всех людей) в создании текстов и выбрасывает их в общий резервуар текстовой информации человечества. Вероятность обнаружить осмысленый текст равна нулю, по сути в этом море информации ее нет. Пространство, равномерно заполненное всем возможным, эквивалентно вакууму в современной физике. Катастрофа, но далеко не так уж фантастическая. Интернет вполне может взяться за это дело (или уже взялся в лице Робота Сергея Дацюка?). Конечно, можно выстраивать и в таком пространстве определенные топологические структуры, места, заполняемые людьми и известные людям, но это надо делать заранее и все же кажется попыткой сохранить стакан молока, вылитый в море.

Три смысловых кусочка. 1) нужна информационная цензура - не против плохих текстов, а против множества бессмысленных текстов? 2) любопытно соотношение мощности (количественной и, для определенности, вербальной и близкой к ней) информационных потоков внутри сознания человека и во внешнем ему общем всем мире - исторически возможности текстуализироваться вовне, сохранить тексты и довести до других людей были несравненно слабее, чем внутренние потоки в сознании; человек был не в силах физически засорить количественно мировую информационную среду, сейчас - может (кстати, кажется если Природе-эволюции захотелось создать более мощные потоки информации между особями, то она нашла бы средства, а так, похоже, специально ограничила? Из экологических соображений? Но и самому "хозяину" сознания "видна" малая его часть) 3) конечно, виновата тут не обезьяна-автомат, а человек, ее запустивший.

Второе.Проведем мысленную цепочку усовершенствований примата и/или его инструмента. Сначала будем позволять выдавать целые слова, а не случайные наборы букв. Затем будем контролировать и словосочетания. Далее + грамматика, пунктуация и т д . Каждый шаг такой цепочки организуется человеком. Вопрос, который нас интересует: не получится ли на каком-то этапе выдаваемый текст более осмысленным, несущим новые смыслы, чем тот уровень осмысленности, который внес человек, организуя эти уровни? При том обезьяна по возможности остается обезьяной (или машиной, если угодно), то есть не понимает конкретного смысла комбинируемых слов, а знает(умеет) формальные правила сочетания слов в предложения. В этом вопросе кроется, как кажется, возможность вульгаризации интеллекта человека (как мирового явления, несущего и вселенские законы в себе), поэтому эту ситуацию стоит лучше назвать и сформулировать, без обезьяны. Дешевые рабоче-крестьянские попытки его "решения" (хотя и вопрос я себе не сформулировал толком и попыток вижу мало и мельком) напоминают попытки создать вечный двигатель (там энергия из ничего, здесь - смысл). Стоит поискать законы смыслодинамики?

Третье.Поместим обезьяну внутрь сознания и поварьируем ее возможности. Не таким ли путем сознание генерирует тексты? Нет - на чисто вербальном уровне. А если ментальная обезьяна умеет генерировать случайные смыслы (в предвербальной форме в сознании ) и не очень случайные? Если эта обезьяна умнеет, то не занимает ли она в пределе все сознание (или становится шире? Вселенной?). Или исчезает, зануляется, предоставляет все самодеятельности сознания?

Оставлю в покое (вернее в работе) обезьяну и попробую создать человеческий смысл традиционным путем.

Информация и смысл

Что нужно человеку: информация или смысл? Ну, смысл. А еще? Жизнь. Еще? Бутылка холодного пива. Остановимся на смысле.

Человек - смыслотворец и смыслоносец; быть может, эти качества ближе всего к определению сущности человека (одной из возможных выборных сущностей). Место, где смысл живет полноценно - живое человеческое сознание. Другие понимания термина смысл стоит считать вторичными и вспомогательными (или слишком первичными?). При этом исполнение сознанием смысла слов, текста с акцентом на тексте - тоже вторично. Текст - внешний и внутренний - для смыслонесения сознанием вещь привходящая, хотя и часто полезная. Спорно. Совершенное определение смыслонесения (акта смыслонесения) тавтологично: смысл чего несет сознание? А ничего (внешнего) или всего. Смысл своего смыслонесущего состояния. Наверное, можно построить философию (что, вероятно, успешно проделано не раз - впрочем, в чем успех философии?) на фундаментальности, несводимости акта-способности несения смысла - или это дано и есть человек, или говорить-смыслить не чем и не о чем.

Конечно, смыслы конкретны. Смысловые фигуры, смыслофемы, исполняемые сознанием очень различны, сменяют друг друга. Да, но выразить несомый моим сознанием смысл чем-то более понятным, имплицитным мне нельзя. Кажется и ощущение Я, механизм его возбуждения и приписывания ему роли субъекта в сознании создается из смысла, уже сущего одновременно с сознанием, но не наоборот. Собственно, можно представить (или воспитать с младенчества) сознание без Я или со многими Я.

Можно ли попытаться измерить-зафиксировать смыслонесущее состояние сознания объективными методами? Ведь ясно, что сознание есть "функция" мозга, его состояние можно зафиксировать в принципе, измерив с точностью до атомов-молекул, их сосотояний, взаимного расположения … Получим набор цифр, правда, большой, но конечный. Массив информации из 1 и 0. Можно измерять это и в динамике. Интуитивно ясно, что воссоздав то же состояние мозга, я воссоздам то же состояние сознания, тот же смысл. Но даже с этим все непросто, и интуиция эта, думаю, ошибочна. Ведь полное состояние сознания есть весь мир, а мир со специальными техническими средствами воздействия на сознание, вовсе не то что без них. Если же я попытаюсь прочитать в лоб набор этих цифр, то проку, очевидно не будет. Информация полная (идиотически полная) есть, а не укусишь. Придется строить теорию расшифровки, выделять главное… В результате получим, скорее всего, нечто похожее на "обычный" язык (хочется подумать, что внутри сознания так и произошло, и человек для себя самого стал обозначать свои атомарные состояния словами-понятиями и так возник язык - жаль, но это, конечно, не так, реальное "усовершенствование обезьяны в человека" прошло - а как прошло?). Грубо: вместо набора цифири - "вижу кошку" или "хочу спать".

Можно "измерять мозг" умнее, но в любом случае этот метод не кажется адекватным для измерения несомого смысла (по аналогии с естественнонаучными измерениями-наблюдаемостью явлений). Но и вербальные выражения смыслонесущего состояния не вполне его выражают, нет естественноприродного восстановления смысла из слов без моего участия, усилия и особо организованного сознания (обученного понятиям, смыслам, конвенциям …). Смысл слов лишь в малой части лежит в них, но в основном в исполняющем его сознании, уже без текста умеющем исполнить почти весь смысл его. Не стоит преувеличивать значение текста, взятого автономно. Особенно в ситуации, когда текстов, даже формально "осмысленных" по структуре, потенциально осмысляемых, становится много, настолько, что большинство их останется непрочитанным (даже автором?). Это грубое техническое соображение, реально обесценивание текстов из-за их количества произойдет раньше. Грубо, перепроизводство текстов. Кажется, что и производство смыслов стоит ограничивать, опасаясь Вавилонского кризиса. Важнее становится согласованность смыслов, некоторый метасмысл (смысл смыслов) обращающихся в мире смыслов, многообразно взаимодействующих.

Насколько фундаментально для сознания-смыслонесения использования мозга как он есть - или просто попался под руку, но можно подумать и о лучших носителях? Отвлечься от конкретики мозга, сохранив свойство смыслонесения (как извне определить смыслонесенность).

Все же, существует ли смысл сам по себе вне носителя-человека (как вещь сама по себе Канта, идея Платона…)? Существует ли смысл у брошенного где-то во Вселенной текста, сгенерированного внечеловеческими силами (если это не запрещено законами смыслодинамики) и не воспринимаемо-девственного? Вопрос интереснейший (не новый), но пока замечу, что, кроме неявленого смысла, мы скорее имеем дело со смыслами, явленными нам. И оценивая текст и его осмысленность, надо учитывать степень явленности его человекам или вероятность (качественно) этой явленности. Это очень грубо можно оценить количеством и качеством людей в мире, несущих как свой смысл этих текстов. Конечно, надо поточнее, потоньше это сформулировать, но вряд ли можно согласиться с равной смысловой ценностью текста, продуктивно работающего во многих, и текста, который никому не дан и не будет прочитан вовсе. Еще и потому, что смысл текста не изолирован от мира, людей и их выборов.

Даже первоначально потенциально равнозначимые тексты (смыслы) теряют симметрию-равноценность после выбора одного из них человеками (а следовательно и переделки мира в соответствии с ним). Мир теряет симметрию возможностей в результате выборов;смыслы текстов, вообще говоря, доисполняются всем течением мира. Переходя к философскому пределу - смысл текста исполняется (и рекуррентно дополняется) Вселенной, определенным образом сгруппированной относительно степени участия в этом исполнении, максимально участие в этом человека (?). Проще говоря, ценность текста определяется и "количеством-качеством" человеков, готовых отвечать за его осмысленность. Считалось, что за убеждения надо идти на костер, но намного важнее подтвердить приверженность определенному смыслу глубиной его экзистенциальной укорененности и способностью творчески продолжить его в мире.

Если машина не только выплеснула текст, но и готова целостно жить-действовать в мире (среди таких же машин?), отвечая за "продолжаемость" этого смысла в том числе и в невербальных способах проявления человеческого, тот это уже скорее человек.

Можно попробовать разделять смыслы (и тексты?) на человеческие и не-для-человеческие (для других разумных существ). Почему они разумны, если мы неспособны нести сознанием их смыслы?

Усовершенствуем человека

Это констатация факта, а не призыв. Происходящее давно, может быть, усовершенствование человека началось до его полного (нет, заметного) появления. Так течет Природа.

Вернемся в сегодня. Компоненты-аспекты усовершенствования человека:

  1. Воспитание. Человек рождается пустым полем для усовершенствования, для сообщения ему умений, знаний, ценностей и т.д. всего, что относится к идеальному, сознанию.
  2. Окружающая среда. Человек как тело (+сознание) в мире, где книги, дома, автомобили, компьютеры и т.п. совсем не то, что в мире без этого, даже если телесно его, человека, можно пока считать "природным", "естественным".
  3. Тело.Человек уже отчетливо заменяет большинство органов искусственными (пока не как правило, не каждый). Тут важнее готовность к протезированию тела психологическая, чем технические возможности. Человек легко соглашается на безопасное протезирование, не считая это изменением своей природы. Любопытно спросить, не протезирует ли он окружающую среду и не протезирует ли он мысли, идеи, тексты?.. Не есть ли деятельность человека всеобщее протезирование? При таком подходе нет ничего святого, человек и сам воспринимается как техническое устройство, включая и его мозг - самое ценное, самое сложное? Впрочем, самым ценным может оказаться содержание сознания, вернее все вместе, включая содержание сознания.

В некоторых компонентах человека протезирование (замена естественного искусственным) начинает существенно ускоряться. Мы можем представить себе более радикальные вмешательства в телесное человека - не только замена органов, участков мозга (с соответствующей сменой частей сознания или подсознания - нетрадиционными способами, не воспитанием), но и о радикальных трансформациях, заменах им своего тела, быть может с заменой принципов и микроносителей телесной организации. Не станет ли технологически возможным столь же свободное легкое изменение тела и принципов его устройства, как возможно свободное конфигурирование смыслов, идей, текстов?

Где та грань в этой эволюции, за которой сознание и интеллект должны быть признанными искусственными? Если процесс пройдет перманентно, с постепеной заменой компонент тела или его принципов-элементов, свободно выбираемой человеком на каждом этапе, то процесс мы склонны считать естественным (эволюционным). Если то же самое создается "с нуля", из внешних кусков железа, угля , полупроводников, то результат скорее всего будет считаться искусственным. Но ведь в сущности неважно, как к этому пришли технически, поэтапно.

Интересно увидеть основные черты таких процессов, которые, быть может, отдалены в реализации или вовсе не будут осуществлены, но уже есть как идея, фактически тривиальная идея сегодняшнего дня - об этом думается естественно, она входит в сегодняшний смысловой воздух. Хочется построить философию, исходя из такой картины изменчивости и самосозидаемости человека. Не увидеть этот процесс из готовой философии, но выстроить саму структуру философии и философствования, подражая этому процессу перманентных замен всего устойчивого, размытия границ. Что сохранится в сознании как априорные его свойства?

Можно перечислить список вопросов, могущих помочь в осмыслении таких радикальностей в развитии человека. Одной из черт этого движения кажется стирание граней, жестких делений. Может оказаться, что человек как биологический вид эксплицируется, подвергнет себя дивергенции - каждый сможет выбирать телесного себя как новый вид в некотором континууме возможного, но и само понятие вида человека потеряет четкий смысл, так как все более и более функции вида-тела берет среда. Она становится коллективным физическим и смысловым телом человека.

Вопрос о том, как будет развиваться сознание в основных своих структурных экзистенциальных постулатах. Будет ли оно, скажем, традиционно самоорганизовано как жестко связанное с одним мозгом и с одним Я (и много слабее связано с иными носителями смысла)? Не смогут ли люди обмениваться "кусками", копиями частей мозга и сознания? Не будет ли потеряна одноличностность (моноэгоистичность) сознания? Понятие-механизм Я может размыться, одно Я в одном сознании может оказаться классическим пределом, многообразно преодолеваемым, хотя бы потому, что сознания смогут диффундировать друг в друга много интенсивнее, чем дано им сейчас. Средства общения могут быть принципиально глубже встроены в механизмы сознания (в том числе и физические их носители, но и функционально). Пожалуй, технические устройства могут оказаться очень существенными при переносе-генерации смыслов внутри того, что мы называем одним сознанием. Технические средства вмешательства в мозг - вовсе не обязательно скальпель и потный хирург с волосатыми руками. Методы-средства могут быть достаточно (молекулярно) тонкими и управляться сознанием самого оперируемого. То есть, размоется граница между естественными воздействиями типа воспитания (чтения, размышления…, формирующими сознание и мозг сейчас) и искусственными "хирургическими", с использованием внешних материальных тел.

Быть может, что-то вроде этого должна нести в себе и философия будущего: cтруктура философии тоже захочет так размываться?

Когда развитие человека мыслится происходящим так интенсивно, радикально, кажется ясным, что сознание, интеллект всегда искусственны (или не-естественны). Они всегда есть плод усилий человека (наверное, именно в воле и усилиях человека следует искать определения искусственного), не природных течений, если под природным понимать что-то от человека относительно независимое.

Быстрое развитие может привести к некоторым инверсиям.

Первая. При реализации очень быстрого принципиального развития сознания (и попытках консервации священного тела; Богом данного - но и Бог есть техническое устройство, создание особого вида технэ - умения абстрагироваться), исходящего из выявления главного естественного (соотнесенного со Вселенной и ее законами) в сознании и развития его "в сторону Вселенной и ее фундаменталий", выяснится, что новому сознанию противоречит старое тело. В общей картине мира + сознаний + тел обычное классическое тело окажется самым узким неестественным местом, хотя мы пытались его сохранить неизменным. Инверсия. Впрочем, ясна причина: пытаться законсервировать то, что жаждет измениться - неестественно.

Вся эта фантастика придумывается не для предсказаний и заглядываний на века вперед (на это претензий нет). Скорее в надежде, что это позволит свободнее, интереснее сегодня думать, философствовать, искать смыслы и для сегодняшнего дня и живых людей. Исследовать, скажем, апрорные черты сознания. Увидеть в них вселенские фундаментальные законы. Открыты ли они, как сказываются на фундаменталиях сознания, рассмотренного как принципиально самосозидающееся.

Еще одна инверсия. Как правило, время характерных изменений вида в филогенезе содержит жизнь многих поколений особей, или характерное время фиологенеза много больше времени онтогенеза (за которое можно принять время жизни особи или меньшее). Это у животных. У интенсивно развивающегося человека - грубо - происходит движение к обратному соотношению. Все больше компонент, образующих человека, инвертируют. Время их принципиального обновления (вернее даже, появления в зрелом виде - тут трудно измерять численно, но качественно, сравнивая с тем же человеком, но без этого нового качества, такой процесс можно видеть ясно) становится много меньше времени жизни человека. Это в первую очередь относится к знаниям и умениям, но впереди и другие изменения человека, более относящиеся к видовым его признакам. Конечно, определенность и осмысленность понятия вида при этом потеряется и обессмыслится эта филогенетическая инверсия, но вначале, для описания тенденции, это работает. Любопытно, что для обеих инверсий их реализация размывает одно из оснований инверсии (понятие вида и естественность).

Проблем при реализации филогенетической инверсии может быть множество, но пока это только тема-вектор. Быстрое движение чревато неравномерностями. Если быстро и многократно за время физической жизни (которое может оказаться и очень большим в сравнении с сегодняшним) человек меняется в сравнении с собой предыдущим, то кажется неизбежным и рост различий между людьми. Сохранится ли идея равенства людей? Это не призыв к расизму, но размышление, не захочется ли людям самим дифференцироваться - принципиально, в некоторое многовидовое принципиально не равноправное сообщество, где неравенство предопределено и выбрано самими людьми, в том числе и существенными телесными различиями. Не возникнет ли противоречия в троице свобода, равенство, братство? Если я свободно выберу неравенство, вернее так выберу себя, что это, не ущемляя выборов других, нарушит принцип равенства - впрочем задолго до этого решившиеся на такой путь забудут об идее равенства. Кстати, есть еще одна ценность, относящаяся к человечеству, а не впрямую к личности (которой может и не быть в классическом понимании) - то, что человечество должно жить в целом, сохраняться, качественно расти по собственным своим живым критериям.

Фундаментальный вопрос во всех этих спекуляциях о естественном и искусственном, вопрос, который придется решать постоянно, - что же есть человек? Допустим, развиваясь, мы вооружились естественным тезисом: мы хотим сохранить человека или главное в нем, развить его. Что же мы должны оставить, что есть главное в человеке? Реальный ответ на этот вопрос дается и будет даваться непрерывной цепочкой практических выборов, вовсе не всегда окрашенных в поиски смысла жизни и человека. Повседневными решениями каждого.

Юрий Машук, west198@glasnet.ru


Дискуссия

ОГИ | Звуки.ру | Полит.ру | WEB-мастерская | Непогода | Net Art | Словесность | Хиромант онлайн | Хокку | КиноИзм | Онейрократия | ДетСеть | Вопрос дня | Поиск | Книга отзывов | ZR-index